Пантелеев Борис Еремеевич

Ответственный секретарь ОНК по СПб (в четвертый созыв ОНК СПб не прошел)

12345.6899@bk.ru 8-905-265-02-45
30 октября 2014, 13:48 нет комментариев

Очередная информация об избиениях осужденных в колонии № 6 Санкт-Петербурга? И вновь с подачи администрации?…

Поделиться

Три дня назад – 27 октября – поступила информация о том, что в ИК-6 (Обухово) сотрудники администрации этой колонии заставили несколько человек находящихся на положении «БМ» (Безопасное место) покинуть БМ и выйти в жилую зону. После чего, переведенные из БМ в жилую зону были избиты другими осужденными - из числа, так называемых, отрицаловых (лиц отрицательно относящихся к администрации).

По первичной информации один из избитых был этапирован в межобластную больницу -  ФКЛПУ им. Ф. П. Гааза. На следующий день – 28 октября – мы (члены ОНК Санкт-Петербурга Владимир Волохонский и Борис Пантелеев) посетили эту больницу. Информация об этапировании избитого осужденного из ФКУ ИК-6 в больницу не только не подтвердилась – мы не получили вообще ни единой жалобы (что большая редкость) хотя посещали мы разные отделения и беседовали с некоторыми осужденными так, как позволяет закон – вне слышимости сотрудниками администрации.

Вчера – 29 октября – вместе с членом ОНК СПб Надеждой Кошкиной, фотоаппаратом и диктофоном, посетили и ФКУ ИК-6. Из шестерых предполагаемых фигурантов только двое подтвердили, частично, первичную информацию. Картина складывается такая (со слов опрашиваемых). Сотрудники ФКУ ИК-6 Жердев и Горшков заставили осужденных, находящихся в БМ, выйти в жилую зону колонии. Причем один из опрашиваемых четко пояснил – он говорил сотрудникам Жердеву и Горшкову о том, что у него в колонии могут быть проблемы, однако вышеозначенные сотрудники этого осужденного в жилую зону все равно пытались вывести. Остаться в помещении ШИЗО, ПКТ, СУС ему удалось путем совершения вынужденного нарушения – отказавшись выполнять требование сотрудника о выходе в жилую зону (подтверждается записью в журнале водворенных в ШИЗО). За что он и получил дисциплинарное взыскание – водворение в ШИЗО.

Кстати, почему-то верю в версию осужденного - хотя это лишь мое мнение. И не только потому, что во время изложения своей печальной истории данный осужденный заплакал (до какого же состояния нужно довести человека, чтобы взрослый мужик начал судорожно всхлипывать в присутствии посторонних?). И не только потому, что жалобы на неадекватное поведение сотрудника Жердева поступали к нам и раньше. Но еще и потому, что увидел наконец-то самого виновника торжества – гражданина Жердева. Ведущего себя, на мой взгляд, не совсем понятно. В середине разговора с одним из осужденных он, не спрашивая разрешения, вошел в помещение, предоставленное нам для бесед с предполагаемыми заявителями, и стал демонстративно ходить вокруг осужденных пришедших к нам на прием. На мое замечание о том, что он - сотрудник Жердев – грубо нарушает ст. 23 УИК РФ гражданин Жердев отреагировал еще более странно – стал с истовой убежденностью доказывать, что, находясь рядом с нами, он не слушает о чем мы говорим. А, выйдя из помещения, все же,  продолжал оставаться рядом с этим помещением. Его нахождение рядом с помещением, конечно, законом не запрещено, но по странному совпадению, те кого мы вызывали в помещение для бесед, уходили обратно в жилую зону, даже и не попытавшись с нами встретиться и сообщить нам лично о своем нежелании общаться. Наверное - увидев Жердева. Возможно – услышав от него кое-какие «заветные» слова…

Осужденный Б., сообщив, что все его тело в синяках, написал разрешение на фото-видео и аудио запись, публикацию сведений, однако, не пожелал написать объяснение по факту своего избиения и не захотел, чтобы мы его синяки сфотографировали. Пояснив, что в случае написания заявления опасается за свою жизнь и здоровье после нашего ухода.

Для полной ясности ситуации мы посетили одного из тех, кто не захотел с нами общаться – осужденного Ч. Он подтвердил свое нежелание общаться. Причем, даже после моего напоминания о его праве поговорить с нами наедине. Другой осужденный, посчитав почему-то возможным вмешаться в разговор с осужденным Ч., попытался интерпретировать мое предложение-напоминание осужденному Ч. (о праве говорить с нами наедине) как попытку оказания на него (ос. Ч.) давления. Ах, какие знакомые мотивы. Ну прямо как в ИК-7 (т. н. Яблоневка) где здоровенные верзилушки-осужденные, работающие дневальными в инвалидном отряде, пытались полтора месяца тому назад с жаром и ожесточенной жестикуляцией убедить меня в том, что заявления осужденных я вынуждаю писать чуть ли не под пыткой.

На мой взгляд, неадекватность поведения присуща не только сотруднику ФКУ ИК-6 Жердеву. По окончании визитирования ФКУ ИК-6, сопровождавший нас сотрудник этого учреждения привел в помещение дежурной части колонии для заполнения журнала посещения членами ОНК учреждения. По окончании заполнения журнала другой сотрудник, некто Курамшин, стал настойчиво убеждать нас в том, что мы – члены ОНК Санкт-Петербурга, мол, не имеем права находиться в помещении дежурной части колонии. Мои просьбы назвать нормативный акт, в котором именно такие слова обозначены  - «членам ОНК запрещено находится в дежурной части» - равно как и ссылки на то, что федеральный закон (76 ФЗ, который Курамшин должен знать) дающий нам право посещать и помещение дежурной части  тоже, также мое упоминание о том, что федеральный закон имеет бОльшую процессуальную силу нежели любой ведомственный акт, все это вызвало у гражданина Курамшина приступ крайней неучтивости в отношении меня. На все мои вопросы и пояснения гражданин Курамшин отвечал – «Вас проводить к выходу?». По человечески ситуацию понимаю – работа у сотрудников сложная, тяжелая, а психологов для сотрудников, насколько знаю, не хватает…

Тем не менее, в журнал посещения членами ОНК Санкт-Петербурга учреждения я внес свое особое мнение о некорректном поведении сотрудника Курамшина.

При этом, по согласованию с членом ОНК Санкт-Петербурга Надеждой Кошкиной, следуя правилу объективности, мы записали в данный журнал и благодарность, за вежливое и терпеливое сопровождение, сотрудникам ФКУ ИК-6 – Алексею Владимировичу  Маркиянову и Алексею Валерьевичу Макарову.

 

Борис Пантелеев, член ОНК Санкт-Петербурга,

ответственный секретарь комиссии

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3331 обращение
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ